Потребителски вход

Запомни ме | Регистрация
Постинг
17.07.2015 10:44 - Геноцид над индианците в Америка никога не е имало
Автор: kolevn38 Категория: Политика   
Прочетен: 901 Коментари: 0 Гласове:
-1


Постингът е бил сред най-популярни в категория в Blog.bg
 image  

 

Геноцид которого не было

 

Что такое «Геноцид индейцев»

 

«Геноцид индейцев (ГИ) — термин, используемый рядом историков и политиков в отношении действий европейских колонизаторов, направленных против коренного населения Америки с момента её открытия Христофором Колумбом в 1492 году и до конца XX века.»

Согласно ГИ, испанцы уничтожили десятки миллионов индейцев, вызвав крупнейшее уменьшение населения в истории человечества.
В пользу этого обвинения, данные историки опираются на отдельные факты жестокого отношения европейцев к индейцам, кровавых подавлений индейских выступлений, тяжелого труда на рудниках и, самое главное, на войны между ними и резкое снижение населения Америки.
Сторонниками версии ГИ являются антихристиане и романтики, переигравшие в детстве в «индейцев и ковбойцев»

В чем правы и неправы сторонники версии ГИ

 

Безусловно, любое завоевание проходит с помощью военных действий и приносит некоторый гнет завоеванному населению. И нет никакого сомнения что колонизаторы периодически прибегали к жестоким средствам для достижения своих целей, что не может не вызывать осуждения.
Однако сторонники версии ГИ преувеличивают решающее значение этих факторов на уменьшение индейского населения хотя бы по той простой причине что в Америке не было столько рудников чтобы сгноить там миллионы людей, а также то, что большая часть времени проходила все-таки в более-менее мирном сосуществовании испанцев и индейцев, исключавшем массированные карательные акции.
Кроме того стоит упомянуть непричастность европейцев к еще одному значительному фактору — междоусобным войнам, поражавших своими зверствами привыкших ко многому конкистадоров.

Индейцы жили, живы и будут жить

 

Критики христианства в своих статьях используют преувеличенные цифры численности американского населения до прихода европейцев: «12 миллионов в Северной Америке», «100 миллионов в Южной Америке» и даже «8 миллионов на острове Эспаньол». Естественно, чем больше миллионов — тем страшнее оказывается демографическая катастрофа постигшая индейцев, тем ужаснее выглядят христиане, тем естественнее откладываются в сознании людей штампы: «геноцид индейцев», «христианство — кровавая религия». На самом деле никаких оснований для подобных оценок у сторонников ГИ не имеется. Наиболее значительным аргументом против ГИ играет тот очевидный факт, что индейцы и потомки от смешанных браков составляют до сих пор подавляющую часть населения Южной Америки, что уже не может не наталкивать на мысли о преувеличивании масштабов демографической катастрофы. Вот, например, национальный состав Перу (экс территория инков):

§ индейцы 45%

§ метисы(смешанного испано-индейского происхождения) 37%

§ белые 15%

§ негры, японцы, китайцы.

Чуть хуже положение с индейцами в Мексике(экс территория ацтеков):

§ метисы 60%

§ индейцы 30%

§ белые 9%.

Южная и Центральная Америка

 

Сколько было европейцев в Америке

 

Как бы ни была заселена Америка , европейцы на общем фоне терялись в любом случае.
Все отбывающие в Новый Свет должны были регистрироваться в Торговой Палате в Севилье. За весь 16-ый век это сделало лишь 56 000 тысяч человек. Даже если допустить что часть эмигрировала без этой процедуры, то цифра может возрасти максимум в несколько раз.

«Испанское население главный огородов Америки всегда было немногочисленно и подпитывалось весьма скромным ручейком эмиграции с Пиренейского полуострова….
В Чили в 1590 году было европейцев было девять тысяч, а черных — двадцать тысяч… В 1575 году в городе Панама насчитывалось 500 испанских семей…К 1570 году, согласно сведениям королевского географа Лопеса де Веласко, общее количество испанцев во всех поселениях Нового Света приближалось к 25 000 дворов. Все испанское население Америки, другими словами, можно было бы легко разместить в одном достаточно крупном европейском городе, таком как, например, Севилья»

С малочисленностью испанцев согласен и антиклерикально настроенный советский историк Григулевич:

“Хотя въезд неиспанцам в Индии был строго запрещен (а впоследствии и выезд без особого на то разрешения), все-таки некоторые из них, влекомые неудержимым желанием разбогатеть, ухитрялись преодолеть все препятствия и проникнуть в запретную для них зону Нового Света. По неполным данным, иностранцы составляли 5,5% общего числа (5481 человек) европейцев, эмигрировавших в Америку в период конкисты Антильских островов (1493-1519), и 9% (из 13262 человек) – в период завоевания Американского континента (1520-1539).»

Кроме того, надо отметить что далеко не все европейцы горели желанием вторгаться в труднодоступные районы (до последнего города индейцев Майя испанцы добрались лишь в 1697 году), где легко можно было нарваться как минимум на отравленную стрелу — поэтому в основном присутствие колонизаторов ограничивалось опорными населенными пунктами.
Могло ли столь скудное испанское население, которые к тому же далеко не всё принадлежало к воинскому сословию, уничтожить десятки миллионов индейцев на всем Американском континенте?
Современный человек, воспитанный на американских боевиках и компьютерных играх, где главный герой запросто может уложить целый отряд врагов, увы, легко верит подобной лживой пропаганде. Однако она противоречит здравому смыслу и исторической правде.

 

Что было главной причиной уменьшения индейского населения.

 

Истребителем индейцев оказался тот же самый неожиданный спаситель человеческой цивилизации от марсиан, описанный Гербертом Уэллсом в его «Войне миров» — бактерии. Индейцы попросту оказались не готовы к встрече в европейскими болезнями .

«Некоторые территории, главным образом на Карибских островах, вообще оказались во власти пришедших европейцев только потому что их коренное население перестало существовать…В Америке никогда не было достаточного количества испанцев , чтобы истребить столько индейцев, сколько их погибло. Без сомнения, основной причиной катастрофического уменьшения населения Америк были инфекционные заболевания принесенные европейцами…Бактерии занесенные европейцами, распространились на Карибских островах вскоре после прибытия Колумба и достигли материка еще до Кортеса. Первый случай пандемии (черной оспы) зафиксирован в Эспаньоле в конце 1518 года, в 1520 году болезнь достигла Мексики, затем по-видимому добралась до Северной Америки, а возможно, и до империи инков. Европейцы принесли с собой из Европы и Африки множество убийственных инфекций, таких как оспа, тиф, корь,дифтерия, грипп, чума, скарлатина, желтая лихорадка, свинка, острые респираторные заболевания, пневмония и гонорея…Приход европейцев, какие бы зверства они потом ни совершали, играл довольно скромную роль в этой катастрофе космического масштаба…имеются все основания предполагать, что более девяноста процентов всех смертей среди индейцев Нового света были вызваны скорее инфекционными болезнями, чем жестоким обращением европейцев »

«В результате эпидемий аравакское население Эспаньолы сократилось с одного миллиона в 1492 г. до едва ли 16 тысяч в 1518 г.»

Об эпидемиях рассказывают непосредственные свидетели и участники конкисты: “Среди людей Нарваэса был негр, болеющий оспой. От него страшная болезнь и пошла по всей Новой Испании, где никто раньше о ней не слыхал; опустошения были ужасающи, тем более, что темная индейская масса не знала никаких способов лечения, кроме омовений, которыми они еще больше заражались. Так умерло великое множество несчастных, не испытав даже счастья быть сопричтенными к христианской вере… “

Об ужасающих эпидемиях оспы и кори пишет также Торбио де Бенавенте:

“Затем, одиннадцать лет спустя, приехал испанец, больной корью, и от него она передалась индейцам, и ежели бы на сей раз не позаботились о том, чтобы они не купались, и о других средствах, корь стала бы не меньшим бичом и мором, чем предыдущий недуг, но и при этом погибло много народу. И год этот назвали «годом малой проказы».”

Натянутость ужасов ГИ настолько явственна, что это признает, хоть и скрепя сердце, даже такой историк как Григулевич:

«Разумеется, не все точно в том, что писал свыше 400 с лишним лет назад этот апостол индейцев (Лас Касас — прим.авт), имеется в его трудах немало искажений и преувеличений, но разве можно найти хотя бы одного хрониста Индий, более скрупулезного, чем Лас Касас, разве все они без исключения не грешили преувеличениями, не смешивали часто действительность с вымыслом, не путались в географии, не совершали множество других, как принято теперь говорить, фактических ошибок? И разве делает конкистадоров более гуманными тот факт, что они истребили не несколько миллионов индейцев, как утверждает Лас Касас, а только миллион или даже 500 тысяч?»

Совершенно странное утверждение Григулевича, представителя той страны, которая и пережила в 20-ом просвещенном веке самую ужасную войну в истории человечества и вполне оценила стоимость каждой отдельной человеческой жизни…

Версия монаха Торбио де Бенавенте (Мотолиниа)

Господь же поразил и покарал землю сию и тех, кто в ней находился, как туземцев, так и иноземцев, десятью страшными казнями.

Первой казнью была оспа, и началось это следующим образом. Когда капитаном и губернатором был Эрнан Кортес, на землю сию высадился Панфило де Нарваэс, и на одном из его кораблей находился негр, заболевший оспой, каковой недуг в сем краю никогда прежде не был известен, а в ту пору Новая Испания была чрезвычайно густо населена, и когда оспа распространилась среди индейцев, то появилось столько больных и пошел такой мор по всей земле, что в большинстве провинций вымерло более половины жителей, в других чуть поменьше; ведь индейцы не знали средств от оспы, и вдобавок у них есть привычка часто мыться, и они, здоровые и больные, продолжая это делать, мерли как мухи, целыми семьями. Умирали многие также от голода, ибо заболевали все сразу и не могли ухаживать друг за другом, и некому было доставлять хлеб или что другое. И во многих местах бывало, что все в доме умирали, а похоронить столь великое множество мертвых было невмоготу, и, чтобы избавиться от зловония, исходившего от трупов, на них обрушивали дом, так что их дом становился их могилой. Недуг сей индейцы назвали «великой проказой», ибо оспа была столь тяжелой, что покрытые язвами походили на прокаженных; следы ее и доныне сохранились у уцелевших, и тело их испещрено оспинами. Затем, одиннадцать лет спустя, приехал испанец, больной корью, и от него она передалась индейцам, и ежели бы на сей раз не позаботились о том, чтобы они не купались, и о других средствах, корь стала бы не меньшим бичом и мором, чем предыдущий недуг, но и при этом погибло много народу. И год этот назвали «годом малой проказы».

Северная Америка

 

Что было до прихода европейцев.

 

Определение численности населения Северной Америки вызывает большие споры среди знатоков индейцев и во многом результат зависит от личных пристрастий. Особенно преувеличиванием цифр страдают современные индейские организации, которые, путем создания имиджа жертв геноцида, конвертируют миллионы «мертвых душ» в неиллюзорные миллионы долларов. Однако наиболее трезвые головы склоняются к тому, что численность индейцев в Северной Америке до прихода европейцев была не очень высокой в отличие от цивилизаций Месоамерики.

Д.М. Уайт (Автор с явной симпатией относящийся к индейцам. ) в своей книге «Индейцы Северной Америки» пишет:

«Потребовалось 10 000-20 000 лет, чтобы население выросло от нескольких сотен пришедших из Азии кочевников до десятков тысяч коренных жителей Америки. Полная трудностей и опасностей жизнь древнего охотника не способствовала быстрому росту населения. Детская смертность была очень высока даже по стандартам того времени; продолжительность жизни также была низкой.» …Согласно имеющимся данным, в доколумбовой Америке проживали 750 000 — 1 000 000 индейцев.»

О численности всего индейского населения Северамериканского континента можно догадываться хотя бы по отдельным племенам до их столкновения с белыми. Например племя индейцев понки насчитывало в конце 18-го века всего лишь 80 воинов, племя индейцев манданы — около полутора тысяч человек, племя кайова-апачи — 300 человек.

Что было после прихода европейцев.

 

Колониальную эпоху в Северной Америке целесообразно разделить на два отрезка:

1. начальный период колонизации

2. освоение Дикого Запада

В течении почти полутора столетий европейские колонии в Северной Америке представляли собой полосу укрепленных поселений вдоль Атлантического побережья (испанские колонии на юге и юго-востоке континента большой роли в колонизации не сыграли). На данном этапе европейские колонисты вели, в основном, борьбу за выживание, медленно продвигаясь на Запад. Население пряталось за стенами фортов от «дружелюбных» индейцев, периодически нападавших на них, но при этом очень любивших торговать с бледнолицыми. Ради этой торговли индейцы воевали друг с другом, доходя порой до того геноцида, в котором сейчас модно обвинять белых. Например, во время Бобровых войн Лигой ирокезов были разгромлены несколько племен братьев по расе.(«Последний из могикан» Чингачгук был как раз из такового племени)
В середине 19-го века стремительно обретающие силу Соединенные Штаты Америки начали заселение Дикого Запада, где неминуемо столкнулись с разнообразными племенами индейцев. В результате мирных договоров или военных действий индейское население было заселено или загнано в резервации. Вопреки широко распространенным представлениям, резервация — это не концлагерь, а территория, в которой законодательно закреплены права индейцев на самоуправление.
Племена, проживающие в резервациях, имеют право на формирование своего правительства, на выработку и исполнение законов, на установление налогов, на присвоение гражданства племени, на лицензирование и регулирование практически всех видов деятельности и пр. В юридическом смысле индейские резервации имеют права, которыми обладают штаты США. Так же, как штаты, они не могут вступать в официальные отношения с иными государствами (это прерогатива федерального правительства), объявлять войну и выпускать деньги.

Характер отношений между белыми и индейцами

 

На самом деле, вопрос об отношениях между индейцами и европейцами достаточно сложный и не сводим только к стереотипному представлению «мужественные, но малочисленные индейцы против алчных, но многочисленных бледнолицых». Во-первых, не было единства среди европейцев. Особенно на раннем этапе, колонисты представляли из себя пестрый калейдоскоп национальностей и религиозных групп, интересы которых далеко не всегда совпадали друг с другом. Французы одно время даже вели полномасштабную войну с англичанами, в которых индейцы, кстати, были одной из действующих сил. Во-вторых, какой-то единой индейской солидарности перед лицом белых колонизаторов тоже не было. Североамериканский континент был заселен разными племенами, находившимися друг с другом в состоянии перманентной тотальной войны.

«Красивый Щит, шаманка кроу, вспоминала: «Когда не нападали наши враги, на них нападали наши воины, а потому всегда кто-нибудь где-то сражался. Мы, женщины, иногда пытались остановить своих мужчин от походов против врагов, но это было все равно что говорить с зимней вьюгой».

Воевали все со всеми: оттавы с маскутенами, оджибве с шайенами, эри с шауни, гуроны с ирокезами, алгонкины с могавками, черноногие с шошонами, команчи с апачами, алгонкины и сиу. Все перечисленное — лишь вершина айсберга, потому что война была идеалом настоящего индейца.

«Антрополог Ральф Линтон отмечал, что война была основным видом деятельности мужчин, а также главной движущей силой всей индейской культуры. Жизнь мужчины концентрировалась вокруг военных рейдов и набегов. Детям с юного возраста внушали, что смерть в бою, помимо того, что сама по себе почетна, также защищает человека от всех неприятностей, которые ожидают стариков. По словам одного из черноногих, «война была лучшим способом для юноши сделать себе имя».

Более того, разные племена занимали в разные времена разную позицию в отношении разных колонистов. В зависимости от своей выгоды индейцы вступали в союзы с белыми против своих собратьев по расе. Например, в 1637 году племя пекуотов было перебито объединенными силами англичан, мохеган и наррагансетов. В 1711 году когда индейцы племени тускараров убили 200 колонистов, европейцы организовали карательную акцию с помощью нескольких племен, в том числе ямаси. Однако в 1715 году тускароры вместе индейцами чероки карают уже ямаси.

«Картина, рисуемая многочисленными исследователями, создает впечатление, что индейская война была не более чем игрой, пусть даже со смертью. Но это иллюзия. Индейцы не могли позволить себе превращать своих мужчин в «пушечное мясо», как это было принято в европейских армиях – даже небольшие потери в межплеменных стычках для многих племен относительно их численно­сти оказывались весьма чувствительными. Например, Де Смет в 1845 году писал, что в двух схватках с плоскоголовыми на западе черноногие потеряли 21 воина, кри на востоке убили 27 человек и увели очень много лошадей, а кроу на юге практически полностью вырезали целую общину пиеганов Короткие Шкуры, состоявшую из 50 семей (не менее 250 человек). Следует заметить, что Де Смет упомянул только крупные столкновения. Дениг в 1856 го­ду писал, что в войне между кроу и черноногими ежегодно с каждой стороны в результате набегов и рейдов погибает более 100 человек, а если происходят серьезные столкновения между крупными силами, то в них потери каждой из сторон могут составлять от 50 до 100 человек. Ежегодные потери в войне между черноногими и ассинибойнами составляли не менее 40-60 мужчин с каждой стороны. Потери других племен в межплеменных войнах также были значительными. По данным Сэмуэла Эллиса, только за 4 месяца – с 1 марта по 1 июля 1843 года – пауни потеряли от рук врагов около 250 человек. Дениг сообщал, что в войне сиу с пауни и арикарами редкое лето проходит без того, чтобы воины сиу не привозили в свои лагеря множество скальпов этих врагов. Войны приводили к серьезному дисбалансу в численности мужчин и женщин в индейских племенах. Льюис Морган отмечал, что соотношение взрослых женщин и мужчин у шайенов в 1860 году было пять к одному. Он же в 1862 году писал: «Соотношение численности женщин и мужчин у черноногих составляет три к одному из-за гибели воинов в битвах».

В учебниках по истории часто с возмущением пишется о том, как хитрые европейцы скупали у индейцев земли за бесценок. Из того, что сами индейцы были вполне согласны на такой торг, понятно, что речь шла для индейцев не столько о продаже земли, сколько о согласии за определенное вознаграждение от белых не появляться в данном районе. Другое племя от подобных обещаний было, конечно, свободно.
Сами племена хотя и проживали на определённых территориях, не имели каких-то прав на те или иные земли. Один из белых торговцев, долго живший среди индейцев, писал:

«Ни одно из этих равнинных племен не заявляет особых прав на какую-либо ограниченную территорию… Если дичь исчезала, они имели право охотиться на нее на любых землях своих врагов, где они смогут защитить себя. Им нужна не земля, а источник пропитания».

Решающие факторы уменьшения населения

 

Несмотря на все войны с бледнолицыми или другими племенами, для североамериканских индейцев, так же как и для индейцев Месоамерики самой главной опасностью были вирусы привезенные европейцами, иммунитет от которых был утрачен первыми поселенцами эпохи палеолита проникшими в Америку через исчезнувший ныне перешеек на месте Берингова пролива.

«Важно, что за холодный период «карантина» на этом континенте сократилось число микробов, распространенных в более умеренных климатических условиях. Поэтому первые поселенцы утратили иммунитет к заразным болезням Старого Света, что и привело к фатальным последствиям для их потомков, когда прибыли первые завоеватели из Европы, принеся с собой свои заболевания.»

В этой связи среди современных людей популярны представления о том, что европейцы специально заражали индейцев, продавая им одеяла, зараженные оспой. В данном случае имеется представление частного случая как общей практики.
Продажа «оспенных одеял» была предпринята по идее английского генерала лорда Джеффри Амхерста в ответ на восстание Понтиака в 1763 году, которое сопровождалось массовой резней европейцев. Результатом проведённой акции была гибель нескольких тысяч индейцев в ходе разразившейся эпидемии, но о континентальных масштабах говорить здесь не приходится.

«Но главным оружием белого человека оказались не ружья, а оспа, холера, корь и другие новые, привнесенные им на Равнины болезни, на которые у индейцев не было иммунитета. Этому невидимому врагу они не могли сопротивляться и гибли тысячами. Бывало, что за один год численность племени сокращалась наполовину, и все меньше оставалось воинов, способных противостоять белому нашествию. В ярости и бессилии многие из них вскакивали на боевых коней и, вскидывая к небесам зажатые в руках копья, скакали по своим селениям, заваленным трупами умерших родичей, призывая духа болезни явиться во плоти и сразиться с ними, как подобает мужчине.»

Подавляющая часть эпидемий случались естественным путем. Например, в 1636 — 40-х годах в племени гуронов случается страшная эпидемия оспы, завезенная иезуитами-миссионерами, при которой погибает около половины индейцев. Ни о какой заинтересованности монахов, мечтавших о христианизации дикарей, конечно, не может быть и речи.

«Европейские эпидемии, завезенные в юго-восточные штаты США в 1540 году экспедицией Десото по подсчетам убили по меньшей мере 75% коренного местного населения. Как сильно пострадали от этого чероки неизвестно, но их численность в 1674 году составляла около 50,000 человек. Серия эпидемий оспы (1729, 1738 и 1753) сократила эту цифру на половину, и численность в 25,000 человек оставалась довольно стабильной вплоть до их переселения в Оклахому в течение 1830х годов. Следующей катастрофой стала Гражданская война, которая стоила чероки 25% населения.»

Индейцы были благородными воинами, а белые — лицемерными убийцами?

 

В нашей стране благодаря популярным романам Фенимора Купера и фильмам с участием Гойко Митича создавался романтизированный образ индейца, как благородного воина , сильно выигрывавшем на фоне лживых и алчных бледнолицых. Однако крайности тут будут неверны с обеих сторон. Вернее сказать так: индейцы обладали своими собственными представлениями о доблести, чести и благородстве, которые не всегда совпадают даже с представлениями современных людей.

«Показатель хорошего воина, в особенности вождя, заключается в том, чтобы провести свой отряд против врага незамеченным, напасть на него, когда он беззащитен, а затем броситься на врага и перерезать ему глотку, не позволив застать себя врасплох».

Неплохой иллюстрацией подобной идеологии служит случай с «переговорами» между индейцами кри и черноногими в1869 году, когда первые предложили последним трубку мира. Верховный вождь черноногих Много Лебедей объявил вождю кри Сломанная Рука что если он хочет мира, то должен сдать ружья. После того как кри выполнили просимое, вождь черноногих отдал команду на истребление безоружных индейцев. Наивен будет тот, кто подумает что черноногие осудили такое коварство своих воинов. Наоборот, черноногие были восхищены деянием вождя. Как сказал один из них:

«Много Лебедей совершил свой величайший подвиг. Он был единственным в племени, кто когда-либо захватил сразу столько ружей – более десяти за раз. Это был хороший бой, потому что в нем не пострадал никто из наших соплеменников».

Совсем не в пользу благородства индейцев говорит и тот факт, что скальп женщины ценился также как и скальп мужчины. А некоторые индейцы убивали еще и детей…



Тагове:   Америка,   САЩ,   геноцид,   индианци,


Гласувай:
1



Няма коментари
Вашето мнение
За да оставите коментар, моля влезте с вашето потребителско име и парола.
Търсене

За този блог
Автор: kolevn38
Категория: Политика
Прочетен: 2833006
Постинги: 2463
Коментари: 5271
Гласове: 3662
Календар
«  Август, 2022  
ПВСЧПСН
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031